м'ятний чмих

дієслова та інші слова

вернее, апельсин May 10, 2015

Пабло Неруда
(пер. П. Грушко)
* * *

В разгар июня
со мною приключилась женщина,
вернее, апельсин.
Картина расплылась:
я помню, постучали в дверь,
и тут же — шквал,
плеть света,
ультрафиолетовая черепаха,
я разглядел её
с медлительностью телескопа,
как будто она была вдали
или одета в звёздную кожурку
и по ошибке астронома
вошла в мой дом.

Art by Alfredo Ramos Martinez

Art by Alfredo Ramos Martinez

Advertisements
 

песню о пальце поют китобои March 25, 2015

Габриэла Мистраль
Беспалая

(пер. О. Савича)

Устрица пальчик мой откусила,
тут же усталость ее подкосила,
и на песок упала она,
и подхватила ее волна.
Выловил в море ее китобой
и в Гибралтар привез с собой.
И рыбаки поют в Гибралтаре:
“В море далеком, вдали от земли,
девочкин пальчик в море нашли,
кто потерял, ищи на базаре”.

Дайте корабль мне – пальчик мне нужен:
на корабле должен быть капитан;
у капитана – обед и ужин,
много матросов и барабан.
В город Марсель пойдет барабанщик:
площади, башни и корабли.

Песню о пальце поет там шарманщик:
“Девочкин пальчик в море нашли.
Горе случится, Марсель, с тобою,
если ты не вмешаешься тут.
Песню о пальце поют китобои,
а в Гибралтаре все ждут и ждут…”

Joseph Mallord William Turner - Whalers (The Whale Ship), 1845

Joseph Mallord William Turner – Whalers (The Whale Ship), 1845

 

яблони цвет в яблоке April 29, 2013

Пабло Неруда
* * *

(пер. А. Щетников)

Ты не верил, что смерть
живёт в черешневой кроне?

Ты думал, тебя не может
убить поцелуй весны?

Не знал о своей судьбе,
поднявшей чёрное знамя?

Не видел, что в этом черепе
заточён весь твой род?

И ты не чуешь опасности
в грозном хохоте моря?

Не плачешь, трясясь от смеха,
среди бутылок забвения?

В кровавом маковом шёлке
не замечаешь угрозы?

Не видишь, что яблони цвет
в яблоке умирает?

Vincent Desiderio - Soaking, 2005

Vincent Desiderio – Soaking, 2005

 

playa última de tu ser March 4, 2009

Хорхе Луис Борхес
Любовное предчувствие

Ни близость твоего лба, светлого, словно праздник,
ни привычное ощущение твоего тела – все еще таинственного, скрытного и детсткого,
ни течение твоей жизни, впитывающей слова и молчание,
не станут таким блаженством и таинством,
как возможность неотрывно смотреть на тебя, спящую
под охраной сомкнутых вокруг тебя моих рук.
Вновь невинная, благодаря чуду всепрощающей добродетели сна,
тихая, как мнгновение счастья, избранное памятью,
ты подаришь мне тот берег своей жизни, котрый еще не обрела сама.
Изгнанный в тишину,
я открою этот последний берег твоего моря
и увижу, быть может, тебя в первый раз – такой,
какой дозволено видеть тебя лишь Богу,
разрушив иллюзию Времени:
без нашей любви, без меня.

 

так закінчилось літо October 24, 2008

Хорхе Каррера Андраде
Ничто не наше

Каждый день то же дерево, окруженное
своим зеленым болтливым семейством,
каждый день плач младенческого времени
колышимого на маятнике в тени.

Река неспешно дает прозрачную карточку.
Тишина шествует к следующему звуку.
Чувственными лепестками
зернышко разворачивает веки в иле.

Никто не знает, зачем существуют птицы,
ни твоя бутыль с вином, полная луна,
ни мак, что живьем сгорает,
ни женщина на арфе, счастливая невольница.

Мы одеваемся в воду, в подвластные нам сети,
в невидимые и сердечные вещи,
украшаем себя легкими останками голубиц,
радугами и ангелами.

И полощем скупое золото дня
считая зернышки, а израненный запад
жжет свои корабли и приближается ночь,
капитан черных племен.

Ты заговариваешь тогда, небо:
твой высокий ночной зажигается город,
твои толпы проходят с факелами
и смотрят на нас в молчании.

Все формы земные и мимолетные:
юноша, вскормивший в постели приданое,
женщина с двумя сердцами птицы,
каверзная смерть, переодетая насекомым.

Всю землю ты покрываешь, умерший человек,
упавший, как сломанная клетка,
или разорванный снаряд,
или известковый дом уродливого паука.

Умершие принадлежат к ордену
подземных анахоретов.
Что есть смерть, последнее отчаянье,
древнее обетованное царство?

Человек, вскармливаемый годами и телами женщин,
если Бог захочет, преклонишь колени.
И единственно память вещи
оставляет тепло, уже бесполезное, в твоих пустых ладонях.

(Пер. В. Булгакова)

несколько снимков моря

 

босоніж June 3, 2008

Леопольдо Лугонес
Волшебство

Тих вечер. Ни одна не кружит птица.
Морская гладь – расплавленный сапфир.
С небес на умиротворенный мир
Лазурное сияние струится.

Простерлись в синеватой дымке дюны…
И спорит с общею голубизной
Лишь белый парус, – слившийся с волной,
Восходит он, как полумесяц юный.

Настолько наше счастье совершенно,
Что к горлу вдруг подкатывает ком…
И море плачет горестно о том,
Что солоно оно, что неизменно.

 

 
%d bloggers like this: